«С лесной сертификацией FSC у лесхозов Гомельского ГПЛХО не все в порядке?»

 

В середине августа состоялись ежегодные аудиты по лесной сертификации FSC в двух группах лесхозов Гомельского ГПЛХО, это: Милошевичский, Лельчицкий и Ельский лесхозы (номер лицензии: FSC-C112127) и Хойникский, Лоевский, Комаринский лесхозы и Наровлянский спецлесхоз (номер лицензии: FSC-C111832). Аудиторской компанией в данных группах является компания SGS QUALIFOR. ЛРГ АПБ на основе анализа доступной информации, а также выборочных полевых проверок некоторых лесхозов данной группы подготовило и направило компании SGS QUALIFOR перечень замечаний и комментариев в отношение лесхозов. В этой публикации я предлагаю обзор основных замечаний и предложений для группы лесхозов с лицензией № FSC-C11212 - Милошевичский, Лельчицкий и Ельский лесхозы, однако начнем мы с бэкграунда лесхозов.

 

 Бэкграунд лесхозов, или противоречия в отчетах

О том какие нарушения были отмечены ранее у данной группы лесхозов можно узнать из «Публичной версии отчета о результатах аудита», которая, по правилам FSC, должна быть опубликована на сайте FSC (https://info.fsc.org/) в течении 90 дней после проведения аудита и подготовки отчета. Сертификат данной группе лесхозов выдан 24 августа 2017, таким образом это был второй ежегодный аудит. В ходе предыдущих аудитов лесхозам данной группы были выставлено ряд несоответствий. Первое из них, судя по отчету, было выставлено 17.09.2015 году и закрыто 15.09.2016 году, и касалось охранных и защитных мероприятий в эталонных (репрезентативных) участках экосистем (Индикатор 6.4.3). Суть замечания в том, что репрезентативные участки не везде были выделены и нанесены на карты. Это достаточно распространенное на начальной стадии сертификации несоответствие. Единственное что смущает, в отчете указаны даты открытия и закрытия несоответствия соответственно 2015 и 2016 гг., в то время как сертификат лесхозу был выдан в 2017 г!

 

А были ли не прорезаемые штаны?

Следующее несоответствие касается средств индивидуальной защиты (СИЗ) персонала, работающего с цепными пилами (Индикатор 4.2.7.1). Несоответствие было выставлено как незначительное с годовым сроком исправления. Суть несоответствия заключалась в следующем - не весь персонал, работающий с цепными пилами, обеспечен индивидуальными средствами защиты и не использует их, в частности это касается не прорезаемых штанов (т.е. штанов с защитой от пропила). В объяснении причины несоответствия уточняется, что несмотря на то, что большинство из необходимых СИЗ были выданы и использовались рабочими во время работы, в частности каски со щитком и наушниками, а также обувь с твердыми вставками, некоторые из недавно принятых на работу вальщиков не были обеспечены штанами с защитой от пропила. Это имело место как в Ельском, так и в Милошевичском лесхозах. Данное несоответствие было выставлено, как незначительное, 23.05.2017 года, а 30.05.2018 года было закрыто. Основанием для закрытия являлось то что в ходе интервью с начальником бюро по охране труда, представителями руководства, анализа документации и полевой проверки было подтверждено выполнение данного индикатора. В частности, предоставлены документы, подтверждающие закупку 38 костюмов вальщика, 40 специализированных касок со щитком и наушниками и других СИЗ. Обеспечение СИЗ как в лесу, так и задействованных в переработке составляет 100%. Были проверены также карточки выдачи спецодежды и подтверждено, что соответствующие СИЗ выданы работникам. Их наличие также проверено в ходе посещения участков в частности в кв. 67, выд. 24 Дубровского лесничества. На основании указанного выше данное требование о корректирующих действиях по индикатору 4.2.7.1 и было закрыто. Однако 14.12.2018, спустя 7 месяцев, было выставлено новое несоответствие, также незначительное с годовым исправлением, о недостаточном контроле со стороны руководства и специалистов за использованием СИЗ. Это Индикатор 4.2.8 - администрация и специалисты лесхоза не всегда принимают меры, чтобы убедится, что работники используют предоставленные средства индивидуальной защиты. Объяснение причины данного несоответствия со стороны аудиторов следующее - в ходе аудита подтверждено, что лесхозом закупаются необходимые СИЗ, однако при посещении текущих участков лесозаготовок, в кв. 67, выд. 24 Дубровского лесничества (работала бригада лесопункта), отмечено, что двое вальщиков не использовали костюм с защитой от порезов. Отсутствие не прорезаемых костюмов, а также защитной обуви, отмечено также при посещении Замошского лесничества, двух делянок сплошных санитарных рубок в кв. 32, выд. 21 и кв. 73, выд. 27, где работали работники лесничества. В связи с этим возникает некоторое недоумение! Каким образом на одной и той же делянке (в кв. 67, выд. 24 Дубровского лесничества) 30.05.2018 аудиторы отметили полное наличие средств СИЗ, в том числе не прорезаемых штанов, а спустя полгода 14.12.18 – на той же вырубке отметили отсутствие костюмов с защитой от порезов! Забегая вперед, скажу, что подобные факты, факты работы вальщиков без СИЗ, мы также отметили и в ходе посещения лесосек в 2018 году. С той лишь разницей, что в Тонежском лесничестве в 2018 году вальщики работали практически вообще без СИЗ. В наличии была только каска!

 

Санитарная рубка 2018 г. Милошевичский лесхоз Слободское лесничество люди работают бес спецодежды_cr.jpg

Фото. Работники Милошевичского лесхоза на лесосеке с бензопилами. Из защитной спецодежды в наличии только каски - август 2018 г.

По правилам FSC при наличии открытого незначительного несоответствия оно должно быть переквалифицировано в значительное, если спустя год оно отмечается вновь. Однако в данном случае незначительное несоответствие по Индикатору 4.2.7.1 превратилось в незначительное несоответствие уже по другому Индикатору 4.2.8. Потому ли, что незначительные несоответствия становятся значительными, если их не устранили в течение одного года?

На момент аудита в 2019 году несоответствие по индикатору 4.2.8 было открыто. И возможно у аудиторов в этом году будет основание вновь закрыть несоответствие, связанное с СИЗ по индикатору 4.2.8.

 

Куда исчезли паспорта и охранные обязательства?

Следующее несоответствие, также незначительное с годовым исправлением, выставленное 23.05.2017 года, и соответственно закрыто 30.05.2018 года. Это несоответствие по индикатору 6.2.2 – организациями не всегда осуществляется сотрудничество с экспертами и природоохранными организациями в целях определения охраняемых территорий для существующих редких, угрожаемых и исчезающих видов. Аудиторы объяснили выставление этого несоответствия также достаточно подробно. В частности, в Милошевичском лесхозе выделены многие ООПТ, в которых сконцентрированы местообитания редких и исчезающих видов. Однако информация о существующих местообитаниях не была своевременно обновлена, а также специалисты лесхоза не владеют информацией о результатах выявления и подтверждения местообитаний редких видов, которые осуществляются представителями природоохранных НПО и научно-исследовательских организаций. Основанием для закрытия данного несоответствия спустя год стало то, что ото всех предприятий этой группы была запрошена и получена информация об идентификации редких и исчезающих видов в сотрудничестве с признанными экспертами в этой области. Подтверждено, что на каждом из предприятий была проведена идентификация мест обитания редких видов. Например, в Лельчицком лесхозе были определены 32 местообитания черного аиста, 2 местообитания барсука и 2 местообитания болотной черепахи. Идентификация проводилась в сотрудничестве со специалистами НАН РБ, Лельчицкой районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды. Были подготовлены охранные обязательства и паспорта на выявленные местообитания. Однако уже через полгода аудиторами выставляется новое незначительное несоответствие. На этот раз по индикатору 8.2.4 Данные по составу и наблюдаемым изменениям флоры и фауны, в особенности касательно редких, угрожаемых и исчезающих (краснокнижных) видов, своевременно не обновлены. Данное несоответствие выставлено 14.12.18 и является открытым на сегодняшний день. Объяснение причины несоответствия следующее (так в отчете) - в Лельчицком лесхозе официально выделены местообитания некоторых редких и исчезающих (краснокнижных) видов флоры и фауны, а их местообитания включены в проект лесоустройства с выделением соответствующих ОЗУ. Однако паспорта, а также охранные обязательства на выделенные местообитания не обновлялись уже много лет. Отсутствуют обновленные данные о мониторинге идентифицированных ранее редких и исчезающих видов. Не проведен мониторинг редких видов до и после санитарной рубки на участке усыхания соснового насаждения в кв. 5, выд. 9, 18 Дубровского лесничества, чтобы установить влияние проведенной рубки на состояние идентифицированных там редких видов.

И опять ничего кроме удивления и недоумения подобные объяснение вызвать не могут. Куда исчезли 32 местообитания черного аиста, 2 местообитания барсука и 2 местообитания болотной черепахи и подготовленные для них охранные обязательства и паспорта? Почему в отчете аудиторы изменили индикатор 6.2.2 на индикатор 8.2.4, хотя суть несоответствия осталась неизменной? Коль скоро 14.12.2018 не подтвердилось то, о чем было заявлено 30.05.2018, должно было быть выставлено несоответствие, но на этот раз уже значительное, по тому же индикатору 6.2.2 и, а при отсутствии результатов мониторинга, дополнительно несоответствие по индикатору 8.2.4. Почему же в обоих описанных нами случаях с условием систематического нарушения одних и тех же индикаторов чаша все равно остается на стороне лесхоза?

 

Фото 2 Хойникский лесхоз - рубка в место обитании охраняемого вида - хохлатки полой.JPG

Фото. Рубка в месте произрастания охраняемого вида - хохлатки полой (51° 55' 34.62" 29° 49' 43.83").

 

Очевидное но незамеченное, или о том, что аудиторы SGS не заметили при предыдущих аудитах.

Cейчас я объясню, почему мы обратили внимание на даннную группу лесхозов. Целый ряд индикаторов FSC, в том числе временного стандарта по оценке лесоуправления компании SGS QUALIFOR для Беларуси, касается размещения и предоставления информации. После того, как мы получили информацию о планирующихся аудитах в Милошевичском, Лельчицком и Ельском лесхозах, первым делом посетили сайты всех трех. Каково же было наше удивление, когда ни на одном из сайтов всех трех лесхозов мы не нашли практически никакой из требуемой стандартом информации (дата доступа 19.08.2019). В том числе и той размещать которую требует Лесной кодекс Республики Беларусь. Как так, спросите Вы, лесхоз имеет два года сертификат, прошло не менее двух аудитов (основной и один годовой) а информации, требуемой FSC, у лесхозов на сайте 0! А вот как-то так. Проверить данный факт может каждый, у кого есть доступ в интернет. Также было еще несколько факторов, определивших интерес к данной группе лесхозов. Это, во-первых, большое количество ООПТ на их территории и отсутствие информации об охраняемых видах. И то, что в 2018-2019 гг. мы неоднократно посещали некоторые лесхозы из этой группы.

 

Итак, что же требует стандарт SGS и что есть на сайтах лесхозов?

Критерий 7.4. Учитывая конфиденциальность информации, предприятие доводит до сведения общественности краткое изложение основных пунктов плана управления, включая положения, перечисленные в пункте 7.1

В Критерии 7.1 содержится довольно детальный перечень той информации которая должна быть доступна для общественности. Это и описание лесных ресурсов, которые находятся в лесоуправлении; экологических ограничений, социально-экономических условий, а также краткая характеристика прилегающих территорий; обоснование расчетной лесосеки и выбора пород для заготовки; планы выявления и взятия под охрану редких, находящихся под угрозой исчезновения и исчезающих видов; карты с обозначением лесосырьевой базы лесного насаждения, карты с указанием планируемых лесохозяйственных мероприятий и др. Фактически все эти материалы (ну или их большинство) содержатся в лесоустроительном проекте, а также в различных приложениях, включая картографические. Однако 19.08.2019 ничего из приведенных выше материалов на сайте лесхозов найти не удалось.

Критерий 8.5.  Учитывая конфиденциальность информации, предприятие представляет общественности краткий отчет о результатах мониторинга отдельных показателей, включая показатели, перечисленные в пункте 8.2. Тут я даже не буду перечислять что там должно быть, ведь и так 19.08.2019 на сайтах лесхозов не было ничего!

Индикатор 8.1.4. Информация по мониторингу доступна и имеет формат, который способствует эффективному аудиту и сертификации третьими сторонами. Однако полное отсутствие какой-либо информации по мониторингу на сайте предприятия делает ее абсолютно недоступной третьим сторонам.

Индикатор 9.3.3. (касается мероприятий по поддержанию или улучшению выявленных природоохранных ценностей). Все мероприятия в доступном для общественности кратком изложении плана управления. И этой информации на сайтах также не обнаружено.

Каким образом лесхозы, у которых на сайте полностью отсутствует данная информация, успешно проходят аудиты (ведь замечания по данным критериям не разу не были отражены в отчетах), остается загадкой. Можно конечно предположить, что на момент аудита вдруг вся эта информация появляется, а затем исчезает, хотя это абсолютно невероятно. Однако суть данных требований FSC не в том, чтобы упомянутую выше информацию сделать доступной для аудиторов, для проверки, а в том чтобы у заинтересованных сторон была возможность в любое время обратится к данной информации, использовать ее. Например, для оказания помощи лесхозу в выявлении и мониторинге мест обитания охраняемых видов, идентификации ЛВПЦ, ну и конечно же для того, чтобы проверять насколько добросовестно лесхоз выполняет те или иные требования FSC.

 

Фото 7 Хойникский лесхоз - в ходе рубок разрушается почва и напочвенный покров.JPG

Фото. В ходе рубок в Хойнитском лесхозе полностью уничтожается все живое, включая напочвенный покров. О минимальном соблюдении  требований FSC даже речи не идет!

 

Пс. Пока готовилась к публикации данный материал на сайтах некоторых лесхозов (группа: Милошевичский, Лельчицкий и Ельский лесхозы - номер лицензии: FSC-C112127), спустя месяц после аудита, все же некоторая информация появилась. Например, на сайте Милошевичского лесхоза информация о ЛВПЦ: https://cutt.ly/PeiR1Ya

Часть информации, касаемая основных пунктов плана лесоуправления, появилась на сайте Лельчицкого лесхоза: https://cutt.ly/TeiR0lX. Кроме того, на сайте данного лесхоза появился целый раздел Сертификация FSC: https://cutt.ly/GeiR0GM. Однако половина ссылок там все еще остается неактивными. Как и прежде отсутствует информация о результатах мониторинга ЛВПЦ и редких видов.  И совершенно никакой, из необходимой по требованиям FSC и указанной выше, информации не появилось на сайте Ельского лесхоза.

На сайте другой группы лесхозов (Хойникский, Лоевский, Комаринский лесхозы и Наровлянский спецлесхоз - номер лицензии: FSC-C111832) также произошли некоторые изменения. В частности на сайте Комаринского лесхоза появилась информаций о ОЗУ: https://cutt.ly/HeiR2hw. Обновилась некоторая информация и на сайте Хойницкого лесхоза. Однако результаты мониторинга, картографический материал, мероприятия по поддержанию или улучшению выявленных природоохранных ценностей и другая необходимая информация так и не появилась.Все так же практически полностью отсутствует требуемая по правилам FSC информация на сайтах Наровлянского спецлесхоза и Лоевского лесхоза. Почти наверняка аудиторы SGS сочтут это достаточным и не выставят замечаний по указанным выше индикаторам. Правда мы можем и не узнать о результатах аудитов в этих группах. Так как аудиторы SGS далеко не всегда выполняют требования FSC по размещению информацию доступной для общественности информации в открытом доступе.